11 января 2022

Развитие

Бермудский треугольник, из которого не возвращаются: треугольника Карпмана

Треугольник Карпмана на слуху у многих людей. Эта модель часто используется сегодня для описания созависимых отношений и нездоровых ролей, которые люди играют по отношению друг к другу.

В этой статье мы разберем:

  • как на самом деле называется треугольник Карпмана
  • из какого направлении психотерапии он «вырос»
  • можно ли верить треугольнику Карпмана? Насколько он научен?
  • как люди действуют в каждой из 3 ролей
  • как выйти из каждой роли

Откуда взялся треугольник Карпмана или «мне за эту разработку такую премию дадут…»

Эта знаменитая психологическая и социальная модель принадлежит Стивену Карпману – американскому психотерапевту и доктору медицины. Он был учеником не менее известного Эрика Берна – основателя трансакционного и сценарного анализа.

Скажем пару слов об этом направлении. Трансакционный анализ основан на:

  • знании о 3 эго-состояниях, в которых могу находиться люди: Ребенок, Взрослый и Родитель
  • теории сценариев, которая гласит, что сценарий жизни человека закладывается еще в детстве под воздействием семьи и окружающей среды
  • идее трансакций – единиц общения, состоящих из стимула и реакции (например, короткий диалог «Как дела?» — «Хорошо!» — это трансакция)

Вы наверняка слышали о книгах Эрика Берна «Игры, в которые играют люди» и «Люди, которые играют в игры». В них он рассказывает о самых популярных сценариях, при этом опираясь на архетипы и сказки – чтиво очень полезное и занимательное.

Забавно, что сам Стивен Карпман вырос в семье психотерапевта и социальной работницы – кажется, его жизненный сценарий был определен с самого сначала. Он сознательно решил пойти по стопам отца, стал учеником Эрика Берна и в 1968 году представил миру свою главную разработку – треугольник Карпмана. Самая известная его книга – «Жизнь, свободная от игр» — словно продолжение трудов учителя.

За свою разработку Стивен был удостоен двух (!!) почетных наград имени Эрика Берна.

Треугольник… судьбы?

Интересный факт: во всем мире треугольник Карпмана известен как «драматический треугольник», так как его оригинальное название — drama triangle. В России же его чаще называют по имени создателя (треугольник Карпмана) и только иногда – треугольником драмы или судьбы.

Периодически мелькает название «треугольник конфликта», но это ошибка – модель с таким названием принадлежит психодинамике, а конкретно Йохану Галтунгу, и описывает совершенно другое явление.

 

Можно ли верить треугольнику Карпмана?

Мы (сотрудники центра «Система») не можем обойти стороной многочисленную критику треугольника Карпмана. Основные претензии к этой модели такие:

  • Нет никаких научных исследований, подтверждающих достоверность феномена, который описывается треугольником Карпмана. Соответственно, эта модель — всего лишь предложенная Карпманом концепция, а не доказанная теория. Это не значит, что ей нельзя пользоваться. Важно только понимать, что нельзя слепо распространять ее на любые отношения между людьми.
  • Роли, описанные в треугольнике, очень размыты и расплывчаты. Зачастую сложно понять, какую именно роль играет человек в каждом конкретном случае. Особо ярые критики указывают, что, если у вас достаточно фантазии – любую ситуацию можно перевернуть так, что роли перемешаются между собой. Иначе говоря, любого человека можно назначить на любую роль – все зависит от угла обзора.

Например, по мнению Карпмана, сказка о Красной шапочке подразумевает, что «героиня начинает как спасатель. В переключателе напряжения она становится жертвой волка-преследователя, который в свою очередь, в неожиданном переключении, становится жертвой преследователя лесника, который, в этом одном действии, играя сразу две роли (увеличенная скорость), также спасатель» (цитата)

Однако если посмотреть с другой точки зрения, пишут критики, может быть, Красная шапочка преследует охотников – ведь она умоляет их спасти бабушку? А волк только спасает охотников от назойливой Шапочки и поэтому съедает ее?

  • а это уже претензия не к самому треугольнику, а к его повсеместному применению – важно понимать, что данную модель можно использовать только тогда, когда имеет место некая психологическая игра, манипуляция. По формуле Эрика Берна в психологической игре обязательно выстраивается алгоритм: крючок + клев = реакция — переключение — смущение — расплата. Также в треугольнике Карпмана у всех, даже у «благородного» Спасателя, есть свои потаенные мотивы.

Если же вы помогаете человеку от чистого сердца, уместно и в нужной мере, не жертвуя самим собой, — это вполне здоровое взаимодействие, которое не попадает в данный треугольник. Мы пишем это постольку, поскольку некоторые люди после изучения треугольника драмы (вернее, его искаженных интерпретаций) начинают опасаться, а не становятся ли они токсичными Спасателями всякий раз, когда помогают другому человеку?..

Итак, подводим итог. Треугольник Карпмана действительно не обоснован научно, но бывает весьма полезен для разрешения ситуаций созависимого общения и токсичного поведения.

 

Общая схема – «герой, злодей и девица в беде»

Треугольник содержит 3 роли:

  1. Жертва
  2. Преследователь (агрессор)
  3. Спасатель (спаситель)

Самая типичная модель движения по Треугольнику:

  • Жертва испытывает проблемы и назначает «виновным» в них Преследователя
  • Жертва умоляет Спасателя избавить ее от трудностей
  • Ситуация не может разрешиться эффективно, и Жертва начинает обвинять в этом Спасателя. Теперь Жертва – Преследователь, а Спасатель – Жертва.
  • Далее все может развиваться по разным сценариям. Преследователь может стать Спасателем, Спасатель – начать преследовать уже Жертву (за то, что она обвиняет его и не дает выйти из ситуации) и т.д.

У человека есть наиболее знакомая для него роль в Треугольнике, через которую он легко «влетает в него с обеих ног». Часто мы перенимаем эту роль в родительской семье. Попав в Треугольник, мы с другими 2 участниками поочередно меняемся ролями. Каждый попеременно становится Жертвой, Преследователем и Спасателем. Если из Треугольника не научиться выходить – эта «круговерть» будет бесконечной.

Карпман подчеркивает, что эти 3 роли возникают одновременно, как сообщающиеся сосуды. То есть, модель треугольника – это общая динамическая система, и как всякая система, она стремится к самоподдержанию. Поведение человека в одной из ролей влияет на остальные роли. Движение по ролям также происходит одновременно.

 

Жертва – «спасите, помогите, у меня лапки!»

Характерные черты:

  • Чувство беспомощности, безвыходности, бессилия, растерянности
  • Сложившийся стереотип о собственной никчемности, неспособности действовать эффективно
  • Обида на Преследователя, страх, жалость к себе
  • Отказ от ответственности за текущую ситуацию
  • Саморазрушающее поведение, неспособность взять себя в руки (алкоголь, наркотики, рискованное поведение)
  • Стремление искать человека, который возьмет на себя роль Спасателя и решит проблему Жертвы
  • Для этого Жертвы могут искусно манипулировать Спасателями при помощи чувства вины: «Ах, если вы не поможете мне, то кто же тогда?»
  • В то же время Жертвы могут подсознательно злиться на своих Спасателей, так как им приходится смотреть на последних снизу вверх. В итоге Жертвы начинают стремиться «уравняться» в силах и начинают преследовать своих же Спасателей.

Роль Жертвы — это раненный аспект нашего внутреннего Ребенка; та часть нас, которая невинна, уязвима и нуждается. Но мы превращаемся в Жертву только тогда, когда полагаем, что не можем позаботиться о себе. Самый большой страх Жертвы, что у нее ничего не получится.

На формирование устойчивой роли Жертвы, как правило, влияют установки детства, когда  родители не побуждали своих детей к самостоятельности. В итоге, став взрослыми, такие дети чувствуют беспомощность и обиду, когда не получают помощи.

 

Преследователь – «Мир жесток, и только сильные могут выжить. И я буду одним из них»

Характерные черты:

  • Противоположность Жертвы – уверены, что мир опасен и жесток, но не готовы сидеть, сложа лапки, а предпочитают атаковать первыми, действовать силовыми методами
  • Чувство собственной правоты, благородного возмущения и праведного гнева
  • Желание наказать нарушителя, восстановить справедливость
  • Убежденность, что только он знает, как правильно поступить, а Спасатель ошибается (а Жертва и вовсе мягкотелая и ни на что не способна в своих действиях)
  • Азарт погони
  • На самом деле считают себя жертвами и считают, что действуют жестко вынужденно, в целях самозащиты от жестокого мира. Преследователь видит свою историю так: «Я просто пытался помочь (был Спасителем), а они на меня напали (я стал Жертвой), так что мне пришлось защищаться (и вот теперь я Преследователь).

Эта роль характерна для тех, кто подвергался открытому психическому и/или физическому насилию в детстве. Чувство гнева во многом управляет их жизнью.

Самое трудное для Преследователя — взять на себя ответственность за то, что они делают больно другим. По их мнению, другие заслуживают то, что получают.

 

Спасатель – «Если я буду заботиться о них достаточно долго, то, рано или поздно, они будут заботиться обо мне тоже»

Характерные черты:

  • Чувство жалости, желания помочь Жертве, невозможность отказать, острое сопереживание
  • Ощущение приятного всесилия, собственного превосходства над Жертвой и снисхождения к ней, гордость своим умом и силой
  • Убежденность, что он лучше знает, как нужно действовать в текущей ситуации
  • Ответственность за другого человека
  • Поиск зависимых людей, которых нужно спасать – это тоже своего рода зависимость, помогающая почувствовать свою ценность и нужность
  • Неумение удовлетворять свои потребности – вместо этого Спасатель заботится обо всех вокруг

Спасители, как правило, вырастают в семьях, где их потребности не признаются. В итоге Спасатель начинает заботятся о других и, таким образом, получают признание, любовь, уважение. Они искренне верят в то, что однажды им начнут отвечать заботой на заботу. Однако такое случается редко – те, кого мы спасаем, не могут позаботиться даже о себе, что уж тут говорить о нас!

Разочаровываясь, Спасатель превращается в Жертву, а затем и Преследователя. Типичные фразы:

“После всего, что я для тебя сделал/сделала, вот твоя благодарность?”

“Не важно, как много я делаю, этого никогда не бывает достаточно” 

“Если бы ты меня любила/любил, ты бы не относилась/ся ко мне так!”

 

Как «слезть с карусели»

Жертвы

  • Жертвы должны научиться нести ответственность за себя, а не искать для себя Спасателя. Вместо того, чтобы чувствовать себя бессильными, им нужно признать свою способность решать проблемы. 
  • Жертвам необходимо перестать искать виноватых и людей, которых портят им жизнь (Преследователей) – это тоже перекладывание ответственности
  • Если кто-то сочувствует Жертве и соглашается ей помочь, следует извлечь из этого что-​то полезное для себя, вместо того чтобы натравливать Спасителя на Преследователя.

Спасатель

  • Спасатель должен понимать, когда он по-настоящему бескорыстно хочет помочь (и совершенно не ждет от другого человека благодарности и взаимной заботы!), а когда снова начинает играть в игру «Я спасу тебя, и ты меня полюбишь».
  • Важно научиться самостоятельно удовлетворять свои потребности, заботиться о себе самому, а не ждать этого от Жертв (ведь это тоже перекладывание ответственности!)
  • Не следует навязывать свои услуги и давать советы, если вас об этом не просят, а тем более – настаивать на том, что ты лучше знаешь, как жить другим
  • Не ведитесь на уговоры Жертв – на самом деле, они могут позаботиться о себе сами, просто не дают себе труда
  • Не рассчитывайте на благодарность – все, что вы делаете, вы делаете, потому что сами этого хотите. А если все же рассчитываете на ответные услуги, оговаривайте свои условия заранее.

Преследователи

  • Прежде чем предъявлять претензии, что-​то требовать, критиковать, винить и стыдить других людей, подумайте, действительно ли вам нужен результат, или вы просто хотите сорвать злость.
  • Будьте честны сами с собой и примите ответственность за свои действия – именно вы ответственны за те жесткие методы, которые вы применяете.
  • Примите идею того, что вы несовершенны и можете ошибаться, а значит другие не обязаны соответствовать вашим представлениям о том, что правильно.

Самое главное – помнить, что в жизни нет ни Спасателей, ни Жертв, ни Преследователей. Есть только живые люди, которые могут играть различные роли. Они же могут выйти из этих ролей и действовать свободно, а не так, как им диктуют правила поведения в этой токсичной модели.